Меню

Это был один тех осенних дней когда изнуряющая тоска давит сердце

Текст о радости

Это был один из тех осенних дней, когда изнуряющая тоска давит сердце, когда промозглая сырость проникает в душу и там, как в погребе, становится темно и холодно. Порывисто дул ветер, и неподвижно-тяжёлая вода в лужах начинала покрываться чёрными пупырышками.

Бывают такие моменты в жизни, когда все сваливается в кучу: давит незавершенная работа, какие-то обязательства кажутся невыносимыми, погода раздражает, не хочется видеть друзей, близких… Да что там, лишний раз в зеркало не посмотришь. А бывает иначе: ты радуешься тому, что настало новое утро, благодарен каждому лучику солнца, посмотревшему в твое окно, каждой капле дождя, упавшей из хмурой весенней тучи. Что же определяет человеческую радость? Что помогает человеку радоваться жизни? Именно эти вопросы возникают после прочтения текста И. Новикова.

Основная проблема, поставленная автором в данном тексте, — проблема источника радости. Не сложно заметить, что, взрослея, многие люди перестают радоваться жизни так, как это умеют делать дети. А ведь радость – это большой заряд энергии и позитива, так необходимый человеку для полноценного функционирования.

Проблема, обозначенная автором, является актуальной для нашей современной жизни. Все чаще мы перестаем ценить то, что имеем, и не понимаем, что повседневные моменты важны хотя бы тем, что они больше никогда не повторятся.

Позиция автора однозначна. Он считает, что только счастливый человек может радоваться всему тому, что его окружает, всем любым хорошим моментам, которые нам дарит жизнь, не замечая неприятных мелочей, не позволяя себе стать «неотъемлемой частью тоскливого ненастья».

Несмотря на тяжелое, пасмурное начало, текст можно назвать выразительным и эмоциональным. Писатель использует разнообразные средства выразительности. Он легко передает всю тоскливость своего мироощущения с помощью мрачных метафор («обмотанные грязно-серыми бинтами утренней измороси»), сдобренных такими же унылыми эпитетами («обреченно-кислая полуулыбка», «одуряюще-серый, радикулитный сумрак»). А радостный, жизнеутверждающий характер дружной семьи мы перенимаем с помощью однородных сказуемых («кружили, хлопали, смеялись»).

Нельзя не согласиться с автором. Человек, который может заметить прекрасное в мелочах, — действительно богат. Такому человеку не нужно искать способы развлечь себя, порадовать – у него это и так прекрасно получается. Не кто-то за нас, а мы сами отнимаем у себя радость жизни, акцентируясь на негативных моментах.

Я заметил, что люди привыкли все усложнять вокруг себя. Я думаю, что это действительно важно – уметь радоваться каждой минуте, не опускать голову при первой неприятности. Мне сразу на ум пришла книга Франческо Пикколо «Минуты будничного счастья». Кажется, она перекликается с данным текстом очень близко. Это книга состоит из небольших счастливых эпизодов жизни автора-рассказчика, который видит поводы для счастья на каждом шагу и спешит поделиться ими с читателями. Он счастлив здесь и сейчас, даже в те моменты, когда все недовольны. При этом, говоря о счастливых и жизнерадостных людях, способных противостоять трудностям и любым сложным ситуациям, я всегда вспоминаю Василия Теркина. Этот персонаж для меня – эталон в неунывании и жизнелюбии. Безусловно, поэма Твардовского взяла в себя и горе, и скорбь народа, но еще больше в ней было радости и любви к жизни.

Таким образом, можно прийти к выводу, что поводов для радость много, нужно только научиться их обнаруживать. И тогда все наладится.

Источник

Это был один тех осенних дней когда изнуряющая тоска давит сердце

(1)Это был один из тех осенних дней, когда изнуряющая тоска давит сердце, когда промозглая сырость проникает в душу и там, как в погребе, становится темно и холодно. (2)Порывисто дул ветер, и неподвижно-тяжёлая вода в лужах начинала покрываться чёрными пупырышками. (3)Белые льдинки, похожие на обглоданные рыбьи кости, тоненько звенели о края асфальта. (4)Провисшее небо цементного цвета, озябшие осины, обмотанные грязно-серыми бинтами утренней изморози, выбеленные ночным холодом скулы зданий… (5)В такие дни кажется, что никогда больше не появится солнце, что навсегда померк свет, что наша жизнь будет безрадостно тлеть среди этого одуряюще-серого, радикулитного сумрака…
(6)Я ждал автобуса на остановке, возвращаясь из служебной командировки: в маленьком волжском городке я инспектировал безопасность газового оборудования городской котельной. (7)В моём портфеле лежала целая кипа предписаний, и кому-то эта проверка грозила увольнением с работы. (8)Вот почему меня встречали и провожали с обречённо-кислой полуулыбкой, как будто я был бациллой сибирской язвы, от которой никак невозможно спастись. (9)Мне робко пытались вручить пакет с сувениром и приглашали на якобы случайно совпавший с моим приездом семейный праздник, но я категорично отказался. (10)Хотя все свои проверки я проводил в точном соответствии с должностными инструкциями, на душе лежал камень.
(11)Люди на остановке, будто связанные по рукам и ногам пленники, застыли на месте и апатично смотрели в ту сторону, откуда должен был появиться опаздывающий автобус. (12)Ни раздражительного слова, ни весёлой шутки, ни смеха… (13)Мы все стали неотъемлемой частью тоскливого ненастья.
(14)Вдруг откуда-то из переулка вышел высокий, полный мужчина, который вёл за руки двух круглолицых девочек. (15)Они кружили подле отца, хлопали одна другую по плечам и самозабвенно смеялись. (16)Отец смеялся вместе с ними, поправляя девочкам капюшоны, то и дело сползающие на глаза. (17)Эта весело гомонящая троица подошла к остановке. (18)Отбиваясь от детей, отец посмотрел на расписание, потом бегло глянул на часы и, видимо поняв, что у него ещё есть время, целиком отдался игре. (19)Они шумно бегали друг за другом, с топотом кружа вокруг сваленных в кучу бетонных плит. (20)Дети смеялись так, что порой останавливались и, согнувшись, хватались за отца, чтобы не упасть. (21)Тот, большой и толстый, с широким мясистым лицом, торопливо, почти взахлёб, говорил им что-то смешное, и они, всплёскивая руками, начинали хохотать ещё сильнее.
(22)Пожилая женщина, пряча лицо от ветра, искоса глядела на это ликующее семейство и укоризненно качала головой:
(23) — Ну разве так можно?!
(24)А я смотрел на них и завидовал. (25)Так завидуешь людям, живущим в уютной и тёплой деревушке, мимо огоньков которой ты мчишься на поезде в морозную зимнюю ночь…
(26)Подошёл автобус, одна из девочек, прочитав табличку на ветровом стекле, радостно махнула рукой вопросительно кивнувшему отцу:
(27)-Не наш! (28)Играем!
(29)Мы угрюмо сели в автобус и поехали, а они остались, с блаженным визгом гоняясь друг за другом по опустевшей остановке.
(По И. Новикову)

Читайте также:  Если хвойники садить осенью

Насколько ценными могут быть мгновения? Как необходимо ценить любую свободную минуту? Именно над этими вопросам задумывается И. Новиков в предложенном тексте. Автор глубоко взволнован этой проблемой, основанной на неспособности ценить каждый миг, и желает поделиться ею с читателем.

В качестве примера тех у кого отсутствует желание радоваться каждой секунде автор приводит людей, ожидающих прихода автобуса на остановке: «Люди на остановке, будто связанные по рукам и ногам пленники, застыли на месте и апатично смотрели в ту сторону, откуда должен был появиться опаздывающий автобус. Ни раздражительного слова, ни весёлой шутки, ни смеха… Мы все стали неотъемлемой частью тоскливого ненастья.» Этим примером автор хотел показать насколько скучной становится жизнь если не разбавлять её порцией позитива и радости.

С другой стороны И. Новиков показывает отца, который со своими дочками играет неподалёку от остановки. Этот мужчина не стесняется своей радости и продолжает веселиться и, в главную очередь , веселить своих детей. Самым ярким моментом для автора стала фраза пожилой женщины, которой действия отца показались неправильными: «Ну разве так можно?!»

Автор выражает мнение о том, что люди, способные безмятежно проводить свободное время, которые

Вы видите только 35% текста. Оплатите один раз,
чтобы читать целиком более 6000 сочинений сразу по всем предметам

Доступ будет предоставлен бессрочно, навсегда.

Источник

Это был один тех осенних дней когда изнуряющая тоска давит сердце

1)Это был один из тех осенних дней, когда изнуряющая тоска давит сердце, когда промозглая сырость проникает в душу и там, как в погребе, становится темно и холодно. (2)Порывисто дул ветер, и неподвижно-тяжёлая вода в лужах начинала покрываться чёрными пупырышками. (3)Белые льдинки, похожие на обглоданные рыбьи кости, тоненько звенели о края асфальта. (4)Провисшее небо цементного цвета, озябшие осины, обмотанные грязно-серыми бинтами утренней изморози, выбеленные ночным холодом скулы зданий… (5)В такие дни кажется, что никогда больше не появится солнце, что навсегда померк свет, что наша жизнь будет безрадостно тлеть среди этого одуряюще-серого, радикулитного сумрака. (6)Я ждал автобуса на остановке, возвращаясь из служебной командировки: в маленьком волжском городке я инспектировал безопасность газового оборудования городской котельной. (7)В моём портфеле лежала целая кипа предписаний, и кому-то эта проверка грозила увольнением с работы. (8)Вот почему меня встречали и провожали с обречённо-кислой полуулыбкой, как будто я был бациллой сибирской язвы, от которой никак невозможно спастись. (9)Мне робко пытались вручить пакет с сувениром и приглашали на якобы случайно совпавший с моим приездом семейный праздник, но я категорично отказался. (10)Хотя все свои проверки я проводил в точном соответствии с должностными инструкциями, на душе лежал камень.(11)Люди на остановке, будто связанные по рукам и ногам пленники, застыли на месте и апатично смотрели в ту сторону, откуда должен был появиться опаздывающий автобус. (12)Ни раздражительного слова, ни весёлой шутки, ни смеха… (13)Мы все стали неотъемлемой частью тоскливого ненастья.(14)Вдруг откуда-то из переулка вышел высокий, полный мужчина, который вёл за руки двух круглолицых девочек. (15)Они кружили подле отца, хлопали одна другую по плечам и самозабвенно смеялись. (16)Отец смеялся вместе с ними, поправляя девочкам капюшоны, то и дело сползающие на глаза. (17)Эта весело гомонящая троица подошла к остановке. (18)Отбиваясь от детей, отец посмотрел на расписание, потом бегло глянул на часы и, видимо поняв, что у него ещё есть время, целиком отдался игре. (19)Они шумно бегали друг за другом, с топотом кружа вокруг сваленных в кучу бетонных плит. (20)Дети смеялись так, что порой останавливались и, согнувшись, хватались за отца, чтобы не упасть. (21)Тот, большой и толстый, с широким мясистым лицом, торопливо, почти взахлёб, говорил им что-то смешное, и они, всплёскивая руками, начинали хохотать ещё сильнее.(22)Пожилая женщина, пряча лицо от ветра, искоса глядела на это ликующее семейство и укоризненно качала головой:(23) — Ну разве так можно?!(24)А я смотрел на них и завидовал. (25)Так завидуешь людям, живущим в уютной и тёплой деревушке, мимо огоньков которой ты мчишься на поезде в морозную зимнюю ночь…(26)Подошёл автобус, одна из девочек, прочитав табличку на ветровом стекле, радостно махнула рукой вопросительно кивнувшему отцу:(27)-Не наш! (28)Играем!(29)Мы угрюмо сели в автобус и поехали, а они остались, с блаженным визгом гоняясь друг за другом по опустевшей остановке.

Читайте также:  Трафареты для декора осенние листья

Какую роль счастье играет в жизни человека? Именно этот вопрос находится в центре повествования писателя Ивана Алексеевича Новикова.

Размышляя над проблемой, писатель противопоставляет,с одной стороны, невзрачных людей, которые стояли и ждали автобус, не проявляя никаких эмоций. Они стали частью “тоскливого ненастья”, того ненастья, которое “давит душу”, проникая в неё и омрачая там всё. Этим примером автор показывает, что основная часть общества слишком зациклена на внешних заботах, забывая о незначительных позитивных вещах, которые способны сделать человека счастливым. С другой стороны, И.А. Новиков описывает фрагмент об идущем с двумя “круглолицыми девочками” отце. “Весело гомонящая троица”, дожидаясь автобуса, вызвала возмущение у пожилой женщины: она, считая их поведение неприемлемым (“Ну разве так можно?!”), не могла понять причину их радости. Автор не случайно обращает наше внимание на весёлого отца с его дочками: становится очевидно,

Вы видите только 35% текста. Оплатите один раз,
чтобы читать целиком более 6000 сочинений сразу по всем предметам

Доступ будет предоставлен бессрочно, навсегда.

Источник

Образовательный сайт учителя русского языка и литературы Захарьиной Елены Алексеевны

Интерактивные технологии в образовании

Текст Новикова И.

(1)Это был один из тех осенних дней, когда изнуряющая тоска давит сердце, когда промозглая сырость проникает в душу и там, как в погребе, становится темно и холодно. (2)Порывисто дул ветер, и неподвижно-тяжёлая вода в лужах начинала покрываться чёрными пупырышками. (3)Белые льдинки, похожие на обглоданные рыбьи кости, тоненько звенели о края асфальта. (4)Провисшее небо цементного цвета, озябшие осины, обмотанные грязно-серыми бинтами утренней изморози, выбеленные ночным холодом скулы зданий. (5)В такие дни кажется, что никогда больше не появится солнце, что навсегда померк свет, что наша жизнь будет безрадостно тлеть среди этого одуряюще-серого, радикулитного сумрака.

Читайте также:  Как обрезать кусты сирени осенью

(6)Я ждал автобуса на остановке, возвращаясь из служебной командировки: в маленьком волжском городке я инспектировал безопасность газового оборудования городской котельной. (7)В моём портфеле лежала целая кипа предписаний, и кому-то эта проверка грозила увольнением с работы. (8)Вот почему меня встречали и провожали с обречённо-кислой полуулыбкой, как будто я был бациллой сибирской язвы, от которой никак невозможно спастись. (9)Мне робко пытались вручить пакет с сувениром и приглашали на якобы случайно совпавший с моим приездом семейный праздник, но я категорично отказался. (10)Хотя все свои проверки я проводил в точном соответствии с должностными инструкциями, на душе лежал камень.

(11)Люди на остановке, будто связанные по рукам и ногам пленники, застыли на месте и апатично смотрели в ту сторону, откуда должен был появиться опаздывающий автобус. (12)Ни раздражительного слова, ни весёлой шутки, ни смеха. (13)Мы все стали неотъемлемой частью тоскливого ненастья.

(14)Вдруг откуда-то из переулка вышел высокий, полный мужчина, который вёл за руки двух круглолицых девочек. (15)Они кружили подле отца, хлопали одна другую по плечам и самозабвенно смеялись. (16)Отец смеялся вместе с ними, поправляя девочкам капюшоны, то и дело сползающие на глаза. (17)Эта весело гомонящая троица подошла к остановке. (18)Отбиваясь от детей, отец посмотрел на расписание, потом бегло глянул на часы и, видимо поняв, что у него ещё есть время, целиком отдался игре. (19)Они шумно бегали друг за другом, с топотом кружа вокруг сваленных в кучу бетонных плит. (20)Дети смеялись так, что порой останавливались и, согнувшись, хватались за отца, чтобы не упасть. (21)Тот, большой и толстый, с широким мясистым лицом, торопливо, почти взахлёб, говорил им что-то смешное, и они, всплёскивая руками, начинали хохотать ещё сильнее.

(22)Пожилая женщина, пряча лицо от ветра, искоса глядела на это ликующее семейство и укоризненно качала головой:

(23) — Ну разве так можно?!

(24)А я смотрел на них и завидовал. (25)Так завидуешь людям, живущим в уютной и тёплой деревушке, мимо огоньков которой ты мчишься на поезде в морозную зимнюю ночь.

(26)Подошёл автобус, одна из девочек, прочитав табличку на ветровом стекле, радостно махнула рукой вопросительно кивнувшему отцу:

(29)Мы угрюмо сели в автобус и поехали, а они остались, с блаженным визгом гоняясь друг за другом по опустевшей остановке.

Источник

Adblock
detector